четверг, 31 марта 2011 г.

Белый мост

 То, что гусеница назовёт Концом сета,
Мастер назовёт бабочкой.
Ричард Бах
I
     В саду, погружённом в коралловый дым заходящего солнца, где белые светлячки семьями кружили над вырванными и хаотично разодранными кустарниками роскошной жёлтой фрозии, стояла вечерняя тишина, как меланхоличное затишье после бури. На трудолюбиво выложенной из камня тропинке клочьями валялась свежая чёрная земля, в синей полумгле казавшаяся недорисованными фрагментами этого мира. Пройдя мимо дымящегося отчаянным гневом места, вдоль по остывшей к ночи дорожке к небольшому мосту, в ручье можно увидеть отражение расплывающегося по горизонту солнца. Того самого солнца, свет которого контрастно очерчивал сутулую фигуру человека, сидящего на этом самом мосту. Ноги человека свисали вниз, не доставая до воды, а руки томно и совершенно неподвижно крест накрест лежали на его коленях. Головы у темнеющей фигуры видно не было. Головы у темнеющей фигуры не было. Её не было точно так же, как у некоторых людей нет ног или рук, а если быть ещё точнее, как нет у некоторых людей зрения или слуха, потому что безголовым он был с самого рождения на этот свет и был привязан к своему недостатку до сегодняшнего вечера. Если подойти к нему ближе, ближе к мосту, ещё ближе, за спину, ближе настолько, чтобы проникнуть в душу, то сердце до боли сожмётся от того чувства, что испытывал этот человек. Это чувство отсутствия. Не опустошения, не потери, а именно отсутствия. Апатия его была следствием метания мыслей  между двумя мирами: миром "жизнь восхитительна в любом проявлении" и миром "в жизни должна быть цель, центр, которого нет". Вдруг человек выпрямил спину и развернул своё тело в сторону дома. Он вспомнил о том, к чему он так стремился, на что пускал все жизненные силы. Всё перед ним: вот дом его мечты, в нём есть отличный новый автомобиль, огромный жидкокристаллический телевизор, кровать с водяным матрасом, автоматический контроль температуры воздуха... Есть работа. Не важно, каким способом он достиг такой высокой должности, зато он может позволить себе проводить субботние вечера в бильярдном баре в самом центре города. "Вот оно счастье,"-подумал человек и его плечи истерически затряслись от смеха, заливая душу ядовитой солью.
   
II
    Темнота. Белый потолок. Туман. Темнота. Белый потолок. Водяной матрас заколыхался, воображая себя океаном. Человек встал, его спину жутко ломило от незнакомого ощущения. Заторможенными шагами он дошёл до ванной и включил холодную воду, чтобы умыть плечи. Но это были уже не его плечи. Верхний позвонок не переходил в ключицу. На том месте, где природа обделила этого человека шеей, появилась приличная шишка, на ощупь походившая на мох, от чего к горлу его подкатило что-то жутко противное. Сон мгновенно оставил человека. На ходу натягивая брюки и хватая ключи от машины он погнал в лучшую клинику города. Спотыкаясь о какие-то коляски и кресла человек выкрикивал своё имя, чтобы его без очереди пропустили к доктору.
  К полудню, пройдя подробнейшее обследование, человек лежал в больничной пижаме на койке, рядом с которой пахло свежайшими хризантемами, от чего ему жутко захотелось есть. Шишка к этому времени сильно увеличилась и стала делиться каким-то странным образом.  Вскоре в палату зашло нечто в огромном белом костюме с маской и перчатками. Оно оставило жалкое и на вид довольно мерзкое пюре у двери и после слов "Ваш обед, сэр" и ещё каких-то приторных подмазок вышло. Прозвучал звук закрывающегося дверного замка. На удивление самому себе, человеку оказался глубоко безразличен этот факт. Он равнодушно посмотрел на кашицу в тарелке и медленно, перебарывая адскую боль в позвоночнике, лёг под одеяло. 
    Белый потолок. Чёрный мир.Что он видел за свою жизнь? Кого он любил? Кому он хвастался этой любовью? Какие чувства испытал? Какие эмоции? Страх? Уныние? Ругань? Пьяный бред? Вульгарные маты? Слышал ли он детский смех? Шум горной реки? Шепот любимого голоса? Любимого. Ему ясно представился герой фильма, показавшемуся ему тогда пустым и глупым, а герой тот говорил: "Жить жизнью грустно: работа - дом, работа - могила... "  
   "Могила", - будоражащим током отозвалось по всему телу человека.
    Тёмный потолок освещался жёлтыми лампами в окно между палатой и холлом.  Человек заметил, что тарелки уже не было, а спина совсем перестала ныть. Только на плечи давило что-то тяжёлое. Он поднялся с койки и, щурясь, подойдя к двери, опустил её ручку. Дверь была открыта. Человек вышел и прочитал надпись VIP на обратной стороне двери. Ему стало тошно. Сильно сутулясь, он вышел на лестничную площадку, спугнув своего лечащего врача, подкатывающего к молодой пациентке, которая, как показалось, нисколько не противилась. Человек вспомнил свою секретаршу с таким же ярко-красным пятном на лице. Он чувствовал, как внутри него растёт великое отвращение к этому миру. Дойдя, наконец, до стеклянных парадных дверей клиники, он мельком заметил своё отражение. Из стекла на него смотрел человек с огромной гусеницей вместо головы. Блик затуманился. Мир разорвался на чёрные пятна, и наступила темнота.

III
    Темнота. Белый потолок. Туман. Потолок. Вокруг лежащего на каменном полу человека изредка проходило что-то серое. Он попытался приподнять свою новую голову, но у его это не вышло - голова с треском упала на пол. Этот звук человек никак не ожидал услышать. Он медленно и настороженно поднёс правую руку к голове. Всё тело его задрожало - вокруг бывшей ранее гусеницы образовалось нечто вроде кокона. Вероятно, это и был кокон, но человек не мог соображать ровным счётом ничего. Сам не зная как, он нашёл в себе силы подняться с ледяного покрытия. Человек с коконом вместо головы передвигал ноги по улицам, сильно изменившимся в своём облике. Не было привычных ему престижных магазинов, не было баров, не было стеклянных тонированных небоскрёбов. Были серые коробки. Они были везде, и серые существа в серых ящиках с высокомерными рожами кивали в такт каким-то тошнотворным звукам. Планета рвалась на чёрные пятна и мгновенно собиралась воедино. Через день, или через минуту, а может, через час человек обнаружил, что стоит на огромном мосту. Он всё ещё слышал этот мёртвый звук за своей спиной и затылком кокона чувствовал тот серый пафос. Он бессильно опустил плечи и пошёл вперёд по мосту. Шум постепенно затихал, и глаза человека всё меньше разъедала соль.Он остановился примерно на середине моста и подошёл к перилам. Оперевшись локтями человек наклонил голову, чтобы увидеть воду. Своего отражения он не видел, т.к. течение было слишком быстрым. Внезапно прямо от его лица что-то полетело вниз с моста. От неожиданности человек сделал резкое движение, и ещё какой-то кусок упал в воду. Человек поднёс руки к лицу и почувствовал, что кокон лопался и трескался на части, но это не взволновало его. Он обхватил ладонями приличный кусок, пошатал его, от чего осколок кокона безболезненно остался в руках человека. Ощутив невероятное неведомое прежде чувство лёгкости, он судорожно начал освобождаться от кокона. Вдруг что-то заставило человека остановиться. Он оглянулся в ту сторону, где был город. Но ничего напоминающего прежние очертания он не увидел. Вместо огромного мегаполиса вдали чернела какой-то гнилью некая масса, похожая на ту, что подали человеку в больнице. Но не это привлекло внимание Человека. Он повернул голову в противоположную сторону моста и, ни секунды не раздумывая, побежал туда. Спустившись с моста к берегу он смог чётко разглядеть тонкую фигуру другого человека. Он был в полусогнутом положении, и ему явно мешало что-то выпрямиться. Тогда Человек стал медленно подходить к фигуре. Неожиданно она выбросила какие-то обломки в реку и быстро повернулась, ослепив Человека жёлтыми прозрачными крыльями, распахнувшимися на её плечах.
IV
    Наступил десятый день нового года. Часы рядом с кроватью показывали 4.52аm. Человек проснулся задолго до восхода солнца. Он посмотрел за окно на освещённое звёздами небо и туда, где через несколько миль заснеженных полей и кедрового леса в сером пюре спят безголовые люди. Человек прикрыл глаза, и мысли тут же унесли его в другую степь. Точнее, в другую сторону - налево, где тёплое одеяло издавало приятный аромат, и поймал на себе ласковый сонный взгляд. В это время некая мысль одновременно посетила две головы в этом огромном и ещё неизведанном мире, и на двух лицах одновременно заиграли улыбки, заливающие души друг друга блаженным светом.



2 комментария:

  1. Your blog is interesting, has left a great impression.
    Best wishes
    Jonas

    ОтветитьУдалить
  2. thanks, Jonas :)) I'm very pleased
    wow! I looked at your blog, excellent photos, very good job

    ОтветитьУдалить